Новости
«У меня было много планов» - село Мехети
Большущий двор выкошен, огород прополот, листья вытянувшейся фасоли шелестят между кольями. Первое впечатление было, будто мы попали в хорошо ухоженную усадьбу.

Мы открыли ворота, закрепленные на старой изгороди и продолжили путь. Изгородь хорошо укреплена на довольно-таки большой площади. Показался старый хлев, к тому же построенный из камня. Рядом стоит старый дом. А чуть ниже мы
увидели второй дом.

На верхушках веток осталась черешня, как белая, так и красная. Был ветер, и птицам пока не удалось её склевать. Хозяин дома высадил огурцы.

Собака тоже почувствовала, что пожаловали незваные гости. Залаяла на нас с другой стороны забора. За Барсиком следовала собака больших размеров, которая приближалась к нам мягкими прыжками. Мы остановились. Ждали, что при звуках лая появится хозяин. И не ошиблись. Нас встречает хозяин этой огромной и красивой усадьбы. За всем здесь ухаживает один человек.

Гия Маргишвили – единственный человек, который живёт в селе Мехети. Зиму он проводит в селе Хеоба, а лето – в Мехети. У него пожилая мать, за которой он ухаживает.



30 лет назад, в 21-летнем возрасте у него было много планов. Он хотел поступить в сельскохозяйственный институт и стать ветврачом, стать специалистом, известным во всём ущелье Хведерулы. Скот в этом краю был у каждой семьи.

«Если бы вернуть годы, что бы вы изменили?!» «Эх», - вздохнул Гия Маргишвили и сказал: «Я жил бы лучше». Он – единственный человек, который вернулся в село Мехети из Северной Осетии 30 лет назад, и живёт там по сей день.

В 1990 году разгорелся грузино-осетинский конфликт. Этнические осетины были вынуждены уехать в Северную Осетию. А этнические грузины покинули Цхинвали.

Гия пригласил нас в дом. Из комнаты слышались звуки радио. Информационные средства вещали новости по делу футболиста Георгия Шакарашвили. Мы уселись под орешником возле источника и окинули взглядом ущелье Хведурулы.

«Я знаю ваши передачи», - сказал хозяин. «На днях в ущелье ребята показали мне в телефоне. Там женщина говорила по-осетински. Мы слушали».

Село Хеоба расположено ниже, на расстоянии 3-4 километров. Пожилая мать Гии живёт там. Чтобы ухаживать за ней, наш хозяин каждый вечер возвращается пешком. Между сёлами Хеоба и Мехети расположено село Читихеви. В этой деревне мы побывали в прошлом году. Дорога была очень плохой, а в этом году мы нашли её заасфальтированной. «Дорога до Мехети хорошая», - сказал Гия Маргишвили. И действительно, по сравнению с другими горными сёлами, дорога хорошая, поскольку по этой дороге не ездят лесные машины. Однако большие камни нам кое-где всё же встретились. На легковой машине нам так и не удалось добраться до села.

Мы сказали ему, что он будет человеком, который расскажет нам о Мехети, познакомит нас селом, а также расскажет о себе. В то же время, мы не будем ему мешать, он может работать в саду или ухаживать за скотом:

«Сегодня День Петра и Павла, работать всё равно нельзя. Я расскажу вам всё, что вам интересно», - сказал Гия. Когда пришло время записывать интервью, мы задали ему вопрос на осетинском. «Мне тоже говорить по-осетински?» Обе стороны улыбнулись и продолжили беседу на осетинском языке.

«Школу я окончил в селе Хеоба. Меня забрали в армию. Когда вернулся, собирался поступать в зоовет, но в стране началась смута. Я уехал отсюда. Все осетины, которые здесь жили, уехали во Владикавказ, из соседних деревень тоже убежали. Я тоже уехал, но мои родители не поехали во Владикавказ. Остались в ущелье. Из-за них я и вернулся. Мне был 21 год. Из тех планов, что у меня были, я ничего не сделал. И учиться не смог. Мой дед вообще никуда не уезжал из этого дома. И отец с матерью тоже всё время были здесь. Мы трудились, учились. Так и провели эти годы здесь. Отец скончался. Мама постарела и живёт в селе Хеоба. Каждый вечер я возвращаюсь к маме, а утром опять прихожу сюда. До зимы мы всё выращиваем, ухаживаем за скотом», - рассказывает Гия Маргишвили.

В Мехети зимой Гия не остаётся. В этом год из-за короны двоюродные из Владикавказа не приехали, поэтому ему приходится жить здесь совсем одному. «Если бы вернуть годы назад? Наверное, я бы сюда не вернулся. Не жил бы так. Я вернулся из-за родителей. Если бы они уехали туда, они бы там жить не смогли, а здесь им без меня трудно бы пришлось. Все наши близкие, кто жили рядом, все уехали. Я бы построил там свою жизнь», - говорит Гия Маргишвили.

В селе Мехети, в основном, жили Маргишвили (Маргити). В 70- годы здесь жило 7 семей. А во время Второй мировой войны стояло 35 домов. Над селом в скале высечены пещеры. Туда поднималась тропинка, однако сейчас скалы непроходимы. «Когда нападали враги, Руис-Урбнисские сокровища наши предки поднимали сюда и прятали там», - рассказывает Гия.

Print