коронавирус
Шида Картлийы Информацион Центр
Новости
"Я здесь родился и вырос, никуда не уезжал, однако у меня нет гражданства Грузии,
04:50 / 17.06.2020
"Я и снов здесь не вижу … в снах я там, где родилась, и где сделала первые шаги, в Грузии.
05:00 / 21.06.2020
Она знает грузинский, но из-за особенного акцента чувствует себя неловко. Она думает, что
16:57 / 27.07.2020
Господин Мурад вернулся во двор. Достал сигарету, прикурил и глубоко затянулся.
16:54 / 27.07.2020
архив
Новости
Наргиза из «Древа желания» - Интервью с Теминой Туаевой
- Темина Давыдовна, в Грузии, и не только здесь, Вы – герой одного из любимых фильмов грузинской кинематографии. Расскажите нам, как попали на роль Наргизы в фильме "Древо желания" и насколько приемлема была для Вас роль этой женщины.

- Ну, во-первых, обыкновенная женщина, красивая, всеми желанная, конечно, она была интересна для меня, это такая местная грузинская
Мессалина. Мне кажется, она не умаляет моих достоинств, это было очень лестное для меня предложение. Как я попала? Дело в том, что, у нас тут тоже была своя кинематография в советское время и один из наших режиссёров - Налык Бурнацев снимал комедийную короткометражку. Он попросил меня поехать в Грузию, чтобы мы пригласили художественным руководителем на эту короткометражку Тенгиза Евгеньевича Абуладзе. Мы поехали, это был 70-й год, осень. Приехали, познакомились. Так как я тогда кончала ВГИК и уже работала у нас в кино, в северо-осетинском, я знала очень многих и дружила с грузинскими кинематографистами, с Ираклием Квирикадзе, практически со всеми, кто учился во ВГИКЕ. Когда мы приехали туда, Тенгиз Евгеньевич нас любезно встретил, он согласился поехать к нам, и мы приехали сюда, во Владикавказ
.



Мы его тоже замечательно принимали. Тогда у нас не было никаких как бы препятствий для дружбы, для взаимопонимания, мы – два народа, которых называли братскими. После того как он уехал, в феврале месяце 71 года, я получаю телеграмму с приглашением на пробы на роль Наргизы. Представляете? Для меня это, конечно, была полнейшая неожиданность. Во-первых, приоритетом был сам режиссёр, режиссёр с мировым именем, творчество которого я, как кинематографист (я тогда закончила киноведческий факультет ВГИКа), хорошо знала, ценила, любила, и для меня это было, как Нобелевскую премию получить. И вот я полетела, тогда самолёты летали из Минвод в Тбилиси. Я полетела на пробы и прошла их. Тогда на Грузия-фильме была такая система, что надо было защищать проекты. Вы, наверное, уже не помните, потому что вы молоды, а тогда была защита проектов. И проекты защищались не только перед художественным советом студии, но и практически перед всем коллективом. Как сказал потом Тенгиз Евгеньевич, я прошла защиту на четвёрку. Меня утвердили. Фильм мы снимали уже летом в Сигнаги.

- Хорошо. Какое у Вас было настроение во время съёмок этого замечательного фильма?

- У меня было замечательное настроение. Во-первых, я была молода, во-вторых, это была Грузия, в-третьих, это был Тенгиз Евгеньевич, в-четвёртых, это был совершенно потрясающий коллектив съёмочной группы. Это не только актёры выдающиеся, там был собран цвет грузинского кино. Вся производственная съёмочная группа: помощники операторов, помощники режиссёров, костюмеры, все мы просто жили одной семьёй. Был такой момент, что Тенгиз Евгеньевич ещё преподавал. У него была группа студентов, которым он преподавал в институте. Вся эта группа студентов работала на фильме ассистентами, помощниками. Каждый вечер он собирал весь свой творческий коллектив и съёмочную группу. Они обсуждали не только прошедший день съёмки, но и планировали будущие съёмки на следующий день. И там была такая потрясающая творческая атмосфера, творчески-семейная, идеальная атмосфера для съёмок. Кинематографисты, вы сами понимаете, это - одна семья, туда на съёмки часто приезжали его коллеги - Георгий Шенгелая, там же снималась Софико Чиаурели, которая была его супругой, была там со своим сыном. Очень многие приезжали, общались, встречались. Был ещё такой удивительный момент - в Тбилиси в это время проходили гастроли театра Товстоногова из Петербурга. Он показывал "Холстомера". И мы поехали в Тбилиси на спектакль. Так что мне очень повезло в том, что я общалась в такой супертворческой среде суперпрофессионалов, суперзвёзд.



- Как сложилась Ваша жизнь после "Древа желания", и какоё место занимает этот фильм в Вашей жизни?

- Кино вошло в мою кровь уже давно, оно вошло в мою ДНК ещё тогда, когда я училась в нашем Северо-Осетинском университете. Поэтому я продолжала работать в кино, работала на телевидении. В 76-м году я возглавила и была редактором киножурнала "Северный Кавказ". С 76-го по 86 гг., за десять лет, я сделала 400 номеров этого киножурнала. Это всё происходило на Северо-Кавказской студии кинохроники. Я считаю, это был большой очень серьёзный опыт, потому что каждый журнал состоял из семи-шести сюжетов, это были маленькие микрофильмы. Вот, представляете, сколько мне пришлось работать в плане освоения профессии. Я считаю эти десять лет не прошли даром. В 86-м году меня пригласили создать на территории Северного Кавказа Северо-Кавказский киноцентр, то есть Бюро пропаганды российского кино. Была такая организация. Потом оно стало акционерным обществом "Киноцентр". Я его создала и работала там директором с 86-го по 92 год.

Буквально через два года, наряду с самарским отделением, мы стали лучшими в стране, в СССР.

Слушать Аудио версия

Темина Туаева - интервью by Qartli.gE

- А в 92-м году Гайдар отпустил цены, и всё рассыпалось, стало нецелесообразным работать в этом Бюро пропаганды, в Киноцентре. Дело в том, что мы были на хозрасчёте, зарабатывали сами. Я открыла прядильный цех и маленький свечной заводик. Мы свои фигурные свечки через московскую биржу отправляли в Польшу. Мы очень мощно развивались. На одних только "Унесенных ветром" мы сделали теми деньгами 350 тысяч, когда зарплаты были по 90 рублей. То есть мы себя окупали, работали, у нас был и автопарк свой, мы очень сильно развились, проводили творческие встречи, премьеры фильмов, фестивали, лекции, как детские, так и взрослые. На этом мы зарабатывали свои деньги. И жили очень хорошо, пока, как я уже сказала, в 92- году Гайдар отпустил цены, и когда рухнул уже весь Советский Союз, то рухнул и наш Киноцентр.

После этого я работала в Министерстве культуры, возглавляла отдел по кино – киноконцертный отдел. Потом я ушла из Министерства культуры, и мы с супругом в 2002 году создали свои две частные студии, начали кинопроизводство. С тех пор 18 лет мы работаем самостоятельно. За этот период мы открыли еще в Москве третью студию – студию документальных фильмов. Мы - крупнейшие производители документального кино на Северном Кавказе, за это время нами снято больше 180 документальных фильмов. Потому что мы в год иногда даже получали до 10 картин. Вот сейчас у меня, например, 5 проектов. Мы работаем с Госкино, и финансирует нас Госкино – департамент по кинематографии Министерства культуры России. На следующий год я тоже подаю 5 тем. В общем, работаю в кино, как продюсер и как режиссёр документальных фильмов
.



- Грузинским зрителям очень интересно, как живёт сегодня Наргиза?

- Вот я рассказала, как я живу. Я вся в трудах, вся в работе. Сейчас же у нас была пандемия, и три наших режиссёра из пяти, которые делают фильмы, кто не мог монтировать, кто не мог доснять, один режиссёр не может поехать в Абхазию доснять, потому что там границы перекрыты. Нам перенесли сроки сдачи на ноябрь-декабрь. Я думаю, что мы управимся. А две картины я сама монтирую. У меня целый цикл исторических фильмов, по истории Алании. Все мои картины есть в Ютубе – фильмотека Темины Туаевой, в Википедии, на фейсбуке у меня две страницы, одна страница общая, а вторая – Темина Туаева кинопроект "История Алании". В этом проекте мы уже сняли девять картин. Я объездила почти весь мир. Была в Китае, Франции, Испании, Венгрии, Турции по нескольку раз. Была в Монголии. В этом году я собиралась поехать в Марокко и Тунис. Но из-за пандемии это не состоялось. Работу по созданию фильмов об истории нашего народа я, конечно, продолжу дальше. А так у меня фильмы на самые разные темы – и о Беслане, и о Колке, и о выдающихся людях и деятелях Осетии, писателях, таких как Гайто Газданов - писатель с мировым именем, как Гассиев – создатель фотонаборной машины. У нас есть фильм о Бродском, о дружбе Бродского с двумя сёстрами Абаевыми из Южной Осетии, одна из которых – Ляля вышла замуж за англичанина. Они вместе учились с Бродским, и Бродский к ней в Англию приезжал, жил у неё. В общем, вот такого уровня разные-разные картины у нас, всякие, на разные темы.

- Темина Давыдовна, есть ли у Вас отношения с грузинскими актёрами, например, с Кахи Кавсадзе, который играл в этом фильме?

- Я Вам скажу. С Кахи… Я не знаю, почему Вы выбрали его, может быть слышали, что он снимался в Осетии в фильме. Года два назад он сюда приезжал на съёмки и принимал участие в создании этой картины. Это была такая легкая, очень симпатичная комедия. Продюсер – Наташа Иванова. Мы увиделись, поздоровались. Дело в том, что он снимался во многих картинах, я была абсолютно проходным персонажем в его жизни. После этого мы и не общались. Но у меня есть там друзья – Нонна Гамбашидзе, она работала редактором на грузинской студии кинохроники. Мы с ней тогда очень дружили, сейчас меньше общаемся, с границами сложно, это объяснимо. В фейсбуке я с очень многими общаюсь, с тем же Ломером Ахвледиани, знаменитым оператором с мировым именем, вы, наверное, знаете его. Когда мы видимся с Ломером, например, в Москве, мы всегда друг другу радуемся, общаемся. Очень жалко, что Лика умерла, Софико умерла. С Асмат Ткабладзе я очень дружила, но уже давно-давно не виделась. Я состою с ней в переписке, в фейсбуке в друзьях. Как-то они мне близки: Нонна Гамбашидзе, Асмат Ткабладзе.



- И в заключение нашего интервью, что сказала бы Наргиза своему грузинскому народу, зрителю?

- Как я могу сказать? Во-первых, он не мой народ, он, наверное, дружеский, братский народ. Мой народ осетинский, согласитесь.

- Извините, своему грузинскому зрителю.

- А-а-а, зрителю? Я грузинскому зрителю очень благодарна за память, за то, что он помнит этот замечательный фильм, за то, что его показывают очень часто. Я благодарна за атмосферу, которой бы не было без грузинского менталитета, без грузинского характера, без грузинского таланта народа. Понимаете, весь народ талантливый. Вот этой атмосферы, которой я прониклась тогда на съёмках, и которая у меня осталась в сердце навсегда, конечно её бы не было. Я благодарна за это. Спасибо большое за это, особенно, за память. Я благодарна и Вам. Вы ведь тоже представитель своего народа, Вы же не забыли меня, нашли меня, обратились ко мне, Вам интересно то, что со мной сейчас происходит, правда же? Я так понимаю, что Вам интересно, и поэтому я Вам благодарна. Единственное, конечно, очень жаль, что мы – большой народ потеряли общее, в свое время интернациональное, такое замечательное, просто великолепное грузинское кино.



Print E-mail
FaceBook Twitter
Другие новости
Новости
А следы от пуль куда бы делись? Сделала ремонт и больше не видно их ни на стенах
"Нет ни следов крови, чтобы обвинять хищников, ни следов хищника,
Хвича Мгебришвили исчез 3 июля. Семья 11 июля узнала, что он был задержан.
популярные новости
Кошкеби – село в Горийском муниципалитете, населенное этническими осетинами
"Я здесь родился и вырос, никуда не уезжал, однако у меня нет гражданства Грузии,
00:50 / 17.06.2020
Русские военные отметили в лесу т.н. границу красной краской
"Эти отметки мы обнаружили в лесном массиве, расположенном между оккупированным Лопани
00:50 / 25.06.2020
"Территории Южной Осетии не существует", - посол США в ОБСЕ
"Ложные обвинения Москвы не заслуживают рассмотрения на Совете", 
00:43 / 11.06.2020
Георгий Элиаури – абитуриент из Цхинвальского района
Георгию был 6 лет, когда он вместе с матерью и братом покинул село Вилда.
00:48 / 15.06.2020