коронавирус
Шида Картлийы Информацион Центр
Новости
На школьном балконе в селе Кодавардисубани по утрам стоят и глядят на дорогу трое детей.
05:00 / 02.04.2021
"Почти все сбережения и доход, что у нас были, мы потратили в течение этого одного года.
23:17 / 26.03.2021
Село Земо-Ормоци находится в том месте ущелья Таны, где две реки – Баланисхеви
01:47 / 28.02.2021
Именно в то время, когда им больше всего нужна забота других, некоторые из них одиноки,
01:31 / 23.02.2021
архив
«« август 2021 »»
п в с ч п с в
262728293031 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 12345
Новости
Куклы смеются
На первый взгляд в обычных и тоскливых коттеджах и городских квартирах живут странные создания: эльфы, гномы, феи, олени, мышата и ещё много сказочных или реальных существ. Живут и маленькие люди, которые похожи на настоящих, у них есть свой характер, и они смеются как настоящие. Это – куклы. Героини нашей статьи создают их из ниток и лоскутов. Сейчас во время пандемии куклам очень трудно найти новых хозяев.

Мастерица из Сакашети

В покинутом молодёжи и сером поселении беженцев Сакашети живёт мастерица "Джеппетто". Кукольница, о которой мы рассказываем, не является персонажем "Приключений Пиноккио", а её куклы вместо дерева созданы из нитей, однако они тоже живые и настоящие, как и любимые всеми герои этой детской истории.

Её мастерская – 79-й коттедж, где она живёт с мужем и тремя детьми. Кетино Майсурадзе вяжет кукол из ниток крючком.

"Я решила вязать кукол в прошлом году. Наступал год мыши, я увидела в интернете маленьких мышат, они мне очень понравились. Вязанию я тоже научилась в интернете. Я и раньше вязала, но игрушки мне делать не доводилось. Я вязала только жакеты, шапки и варежки. Я решила создавать игрушки, чтобы провернуть маленький бизнес. Тогда мне повезло хорошо продать работы. В этом году быка я вяжу бычков. Рукоделие – это моё хобби, оно меня успокаивает. Вообще я с детства люблю вязать и шить, это меня увлекает", - рассказывает Кетино.

Мастерством кукольницы она овладела с помощью русской ютуберши. Случайное знакомство в интернете привело к началу занятий рукоделием, её всему научили бесплатно.



"Я подписалась в интернете на русские каналы, где учили вязанию. Оттуда со мной связалась одна русская женщина. Она пожилая, но вяжет очень хорошо. Сначала я оценила работы этой женщины, и она сама мне предложила при наличии интереса бесплатно обучить меня. Она обрадовалась, когда узнала, что я – грузинка. Знает она и то, что я – беженка, но о войне мы не разговариваем. Она часто справляется обо мне, спрашивает, какое у нас положение из-за пандемии. Она периодически связывалась со мной, высылала свои работы, а потом и я вязала. Сначала она связала мышек. Потом и я решила связать мышат".

Вызванные вирусом сложности не оставили без проблем и Кетеван. Десятки связанных для туристов кукол остались дома, она не знала, сможет ли она хотя бы вернуть расходы.

"Сначала я повезла свои работы во Мцхета, чтобы работать на туристов, но вирус всё закрыл, моё дело провалилось. Затем я решила продавать близким и знакомым, хотя, конечно же, туристам я продавала с большей выгодой. Я не смогла распродать их на грузинском рынке по хорошим ценам. Я хочу вязать и джемпера, но боюсь, что не смогу продать. Если у тебя нет кого-то, у кого есть магазин, и он примет, так работать не сможешь", - сокрушается Кетино.

37-летняя кукольница хочет сделать своё увлечение делом и профессией, однако грустное поселение беженцев нисколько не помогает ей в осуществлении желаний. Она думает, что оставшимся здесь людям нужно трудоустройство, для того чтобы Сакашети стало живым и полным радости местом.

"Превращение вязания в источник дохода я считала глупостью, но это дело приносит мне большое удовольствие, поэтому я вяжу. Я могу вязать по своей фантазии – сама придумать, обдумать и связать. Я хотела купить вязальный станок, чтобы и одежду тоже вязать. Пять лет назад он стоил 100 долларов, сейчас ещё дороже будет стоить. Если куплю, здесь продать ничего не смогу. Это – маленькое поселение, здесь и 50 семей нет. Трудно жить в Сакашети. Только садами ведь не будешь жить. Всё время в саду не сможешь работать. Должно быть что-то, чтобы люди работали".

"Если бы туристы приезжали, я бы рискнула, связала бы и носки, и джемпера. Иностранцы любят вещи ручной работы и умеют ценить труд. Знаю, там я смогла бы хоть что-нибудь продать, но всё закрыто. Я еле-еле покупаю нитки".

По Цхинвали она скучает больше, чем по Эредви, поскольку там она провела лучшие годы детства и студенчества. Во время жизни в Цхинвали он так привыкла к выстрелам и взрывам, что не могла поверить в существование войны 2008 года и совершенно не собиралась покидать село.

История Кетино похожа на историю других беженцев: и вещи, и воспоминания она оставила там, откуда её насильно переселили. Сейчас она знает только, что усадьбу разрушили бульдозеры, а на развалинах летом колышется трава.

"В 2000 году я вышла замуж в Эредви, родила двоих сыновей. Старшему было четыре года, когда мы уехали. Сначала нас поселили в Коде, затем мы обменяли квартиры и переехали сюда. Во время войны я уезжала из села и думала: "Кроме нас никто не уезжает отсюда, мы всё равно должны вернуться, зачем мы едем?" Затем по настоятельной просьбе семьи мы поехали к родственникам в Тергвиси. В ту ночь разбомбили сёла, но я не боялась. Во время первой войны я жила в Цхинвали и привыкла к стрельбе. Там же я окончила 6-ю среднюю школу. На третий день, когда начали бомбить мирное население, мы уже поехали в Тбилиси, к моей золовке. После этого я не бывала в Эредви. Из дома я ничего не взяла, думала, что вернусь. Я скучаю по Цхинвали. А наше село полностью разрушили и сравняли с землёй. Нет даже признаков жизни. Летом вырастает такая трава, что человек затеряется".

После войны прошло уже 12 лет, а у них всё ещё нет элементарных условий, необходимых для существования. За десять лет в поселениях не появилась пригодная для питья вода, нет дороги, магазина и аптеки.

"Молодёжь здесь не живёт, и жизнерадостность заглохла. Магазина нет. Если хочешь что-то купить, нужно идти в деревню. В этих коттеджах живёт очень мало людей. Никто не хочет ехать сюда. Мы иногда шутим, что люди ленятся сюда приехать, разве корона придёт? В школу ходят в село Сакашети. Их обслуживает микроавтобус. А сейчас они посещают занятия онлайн. Вода и газ у нас есть, но нам нужна дорога. Ещё я очень хочу, чтобы был один продовольственный магазин. Ближайший находится в двух километрах, и пожилым людям очень трудно туда ходить. Он нам нужен".

Куклы, как дети

36-летняя мастерица-самоучка Тика Руруа изготавливает кукол из разных материалов, в основном использует синтепон и лоскуты. Её куклы настолько сказочные, что увидев их, забываешь о возрасте, они возвращают тебя в детство, когда ты в воображении играл с Дедушкой Морозом, мифологическими гномами и эльфами.



Домохозяйка и мать двоих детей рассказывает, что шить она научилась сама. Пыталась найти такое дело, которым она сама могла заниматься дома, и которое к тому же приносило бы доход.
"Три года назад в одном из магазинов я увидела кукол и решила попробовать изготовить их сама. Потом я и швейную машину купила. Сначала я делала кукол для членов семьи и друзей. Затем одна туристическая компания увидела изготовленные мной игрушки в интернете и предложила мне шить кукол в грузинской национальной одежде. Они сделали довольно большой заказ. Вот так понемногу и появился у меня источник дохода от изготовления кукол", - рассказывает Тика.

Она воплотила мечту и превратила дело в источник дохода. До пандемии больше всего её куклами интересовались туристы.

"До начала пандемии мои куклы хорошо продавались, их везли в подарок в Украину, Австрию, разные города России. Я хорошо работала. Туристам нравились грузинские куклы и персонажи грузинских мультфильмов. Я изготовила Фуфалу, и она пользовалась большой популярностью среди отдыхающих иностранцев. Сначала у меня было соглашение с одной из туристических компаний, я много шила. За один заказ они брали 50-60 кукол. К Новому году я тоже хорошо поработала, я сшила больших Дедов Морозов и быков".

Несмотря на то, что пандемия вызвала перебои в деле Тики Руруа, и она не может работать с отдыхающими иностранцами, ей всё-таки удалось продать свой продукт по интернету.

"Впервые реализация моих работ прекратилась в марте, когда мы закрылись. Тогда мне сложно пришлось. Я подумала, что закончилась любовь к шитью моих кукол, однако мы уже занялись онлайн-продажами, и к этому Новому году мне действительно повезло. Я планирую, когда откроются границы, вывозить своих кукол за границу по официальному договору. Посмотрим, как будут развиваться события".



Её не страшат вызовы, и она всегда пытается внести новшества в работы. Сейчас она начала изготавливать шаржи.

"Я изготавливаю кукол, похожих на людей. Мне высылают фотография, а я шью похожую на неё куклу. Это увлекательно. Я стараюсь сделать её похожей одеждой, характером.

Я использую только экологически чистые материалы, синтепон и лоскуты. Я ничего не выбрасываю, всё сохраняю, потому что не знаю, что мне понадобится в процессе шитья, хотя покупать основные материалы мне всё же приходится".

Она зовёт игрушки детьми, и ей трудно продавать их. Тика говорит, что она всё время ласкает и разговаривает с завершёнными работами.

"Процесс шитья довольно приятный. Есть куклы, которых я шью за несколько часов. Иногда мне нужно три-четыре дня. Смотря что шью. Мне приносит удовольствие общение с моими работами. Когда к этому Новому году перекрыли дороги, у меня была большая проблема с материалами, мы не могла их купить, и мне пришлось продать свою собственную куклу, поскольку я не смогла отказать ребёнку в игрушке.

Несмотря на закрытые границы и остановленную из-за пандемии жизнь, она всё же смогла выставить на онлайн-фестиваль свои работы и получила соответствующие оценки.

"Я приняла участие в австрийском международном фестивале, и мои куклы получили действительно хорошие оценки. Я одержала победу, мне вручили диплом. Члены семьи с пониманием относятся к моему увлечению. Иногда я провожу за швейной машиной весь день, а они не мешают мне работать. Сами помогают мне что-то делать. Часто бывает такое, что я посылаю детей за материалами или, когда надо отнести куклу, они относят заказ на место.
Print E-mail
FaceBook Twitter
Другие новости
Новости
В Гори до пандемии работало приблизительно более 80 семейных гостиниц, как в городе, так и в сёлах.
"В Ахалгори в настоящее время положение стабильное. У нас нет почти ни одного
"Это – ансамбль, который я хотел, чтобы был моим", - сказал он танцорам,
Поезд, идущий в столицу из расположенного возле оккупационной линии села Никози,
популярные новости
Кошкеби – село в Горийском муниципалитете, населенное этническими осетинами
"Я здесь родился и вырос, никуда не уезжал, однако у меня нет гражданства Грузии,
00:50 / 17.06.2020
Чанчаха
"Я и снов здесь не вижу … в снах я там, где родилась, и где сделала первые шаги, в Грузии.
01:00 / 21.06.2020
Ткемлована – село, переоформленное по конкордату
Господин Мурад вернулся во двор. Достал сигарету, прикурил и глубоко затянулся.
12:54 / 27.07.2020
Русские военные отметили в лесу т.н. границу красной краской
"Эти отметки мы обнаружили в лесном массиве, расположенном между оккупированным Лопани
00:50 / 25.06.2020