коронавирус
Шида Картлийы Информацион Центр
Новости
На школьном балконе в селе Кодавардисубани по утрам стоят и глядят на дорогу трое детей.
05:00 / 02.04.2021
"Почти все сбережения и доход, что у нас были, мы потратили в течение этого одного года.
23:17 / 26.03.2021
Село Земо-Ормоци находится в том месте ущелья Таны, где две реки – Баланисхеви
01:47 / 28.02.2021
Именно в то время, когда им больше всего нужна забота других, некоторые из них одиноки,
01:31 / 23.02.2021
архив
«« август 2021 »»
п в с ч п с в
262728293031 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 12345
Новости
Одержавшие победу в борьбе с ковидом – история трёх женщин в Хашури
"Одержавшие победу в борьбе в ковидом" - именно под этим статусом мы хотим познакомить вас с людьми, которые лицом к лицу встретились с величайшей угрозой нашего времени, боролись и победили.

Они сами расскажут вам, что они чувствовали, когда боролись с вирусом, и почему считают, что "родились во второй раз".

Марехи Бицадзе – 62 года

Она добросовестно выполняла все рекомендации, однако непонятным ей путём всё-таки заразилась и, несмотря на отсутствие сопутствующих заболеваний, всё же оказалась в больнице с тяжёлыми осложнениями.

"Когда я узнала, что у меня был ковид, я думала, что умру. Сначала я хотела попасть в больницу, а потом, когда уже была там и поняла, что мне очень плохо, сказала, что если я умру здесь, лучше бы я была дома. Когда умру, меня хотя бы в целлофан не завернут. Такие у меня были страхи. И сейчас, когда я узнаю, что кто-то погиб от ковида, это на меня очень действует", - рассказывает Марехи Бицадзе.

Она вспоминает, как боролась с вирусом дома и как попала в больницу в тяжелейшем состоянии.

"В первый раз сухой кашель и озноб у меня начались 9 декабря. Я подумала, что это был грипп, который пройдёт за 3-4 дня, поскольку обычно я легко переношу. В этом ожидании прошло 4 дня. Поднялась температура. Потом я пошла к врачу и мне сказали, что в лёгких ничего нет. Назначили антибиотик.

5 дней я лечилась дома. Это не принесло результата, я получила осложнение. У меня началось удушье, учащённое сердцебиение, потливость. Я опять пошла к врачу, и потом мне сказали, что надо обязательно сделать тест на ковид. Антибиотик продлили. Мы звонили в 112, нам не отвечали. За это время моё состояние стало очень тяжёлым. Потом мы вызвали на дом, и мне сделали тест. Я заплатила 120 лари и ещё 10 лари за обслуживание на дому. В ожидании ответа на тест моё состояние стало ещё более тяжёлым. Потом как-то по знакомству мне нашли место в хашурском Гормеде, и 23 декабря я поступила в больницу.

Спустя несколько дней я услышала, как врач в разговоре говорила другой больной, что я была самой тяжёлой из тех, кто был не в реанимации. Лёгкие у меня были отключены на 85%. Если бы для меня тогда не появилось места, я бы в ту же ночь умерла. Моя дочь рассказала мне, что оказывается, я задыхалась. На второй или третий день после помещения в больницу я почувствовала облегчение".

Марехи Бицадзе говорит и о психологическом состоянии, она не может скрыть эмоции во время разговора:

"Когда меня привезли в больницу, мне не смогли снять компьютерную томографию, потому что у меня начались панические страхи. Со мной случилась истерика. И сейчас, когда я смотрю новости и узнаю, что кто-то умер от ковида, представляю себя, что, если бы я умерла. То, что я перенесла, я никогда в жизни не забуду, это было такое несчастье. Какая горячая война, какая атомная бомба, это такая болезнь…"

На вопрос, что её поддерживало и придавало сил бороться, она отвечает, что это было внимание врачей.

"Моим врачом была Натия Какоишвили. Я очень довольна персоналом. Я чувствовала такое внимание, это тоже на меня действовало и придавало надежду, что я не умру. Это меня подбадривало. Как говорят, во второй раз родилась".

Домой она вернулась на Рождество, 7 января. Хотя "остатки" ковида ей придётся лечить ещё несколько месяцев".

"Я продолжаю лечиться. Когда исполнится месяц, я должна сдать анализы и показать врачу. Мне нужно контролировать это в течение трёх месяцев. Я легко устаю. Сердцебиение учащённое, недостаток воздуха. Лечение после больницы очень дорогое. У меня сейчас есть возможность, но несколько людей сказали: "Какая разница, я умру от ковида или без лекарств?". Сейчас за лекарства на месяц я заплатила 245 лари. Всего четыре лекарства. Какое лечение мне назначат на второй месяц, я не знаю. До пандемии у меня не было никаких страхов. Я жила счастливо. А сейчас я уже очень подавлена. Думаю, что будет, если я ещё раз заражусь, я больше не перенесу", - рассказывает Марехи Бицадзе.

Лиана Чуткерашвили – 57 лет



Жить заново уже в третий раз начала и 57-летняя Лиана Чуткерашвили. Она и её семья спаслись во время русско-грузинской войны 2008 года и начали новую жизнь в Хашурском поселении беженцев. А сейчас она вернулась к своей семье, выйдя из тяжелейшего состояния.

"Я соблюдала все правила, как я заразилась, не знаю. Иногда во всей маршрутке только на мне была надета маска. У меня начало подниматься давление, я и не думала о ковиде. А потом у меня два дня была температура 38. Стало не хватать воздуха, и 28 октября мы вызвали скорую. Там мне сделали тест в больнице, и у меня подтвердился. Одну ночь я провела в приёмной. У меня началась страшная нехватка воздуха, я не могла дышать. У меня была двусторонняя пневмония".

В хашурской больнице был один врач. Он из Тбилиси приезжает, из клиники имени Бокерии. Он сказал мне, что переведёт меня в свою клинику и там вылечит. Потом я ничего не помню. Сначала я была в реанимации. У меня было поражено 80% лёгких. Всего я провела в больнице один месяц. 28 ноября я уже вышла". Она рассказывает, что, несмотря на тяжёлое состояние, она никогда не теряла надежду на выздоровление.

Лиана даже вспоминает весёлую историю после того, как она вышла из комы. "Когда меня перевели в палату, звали, мол, просыпайся. Я хотела, но не могла открыть глаза. Когда я проснулась передо мной стояли врачи. Я спросила, где я. Мне сказали, что я в хороших руках. Меня спросили, кто я. А я назвала имя мужа, мол, я – Хетагури Робизон. Когда потом врач зашёл, он спросил меня: "Ты Робизон Хетагури?" А я удивилась: "Откуда ты знаешь имя моего мужа?" Оказывается, я сказала, что я – Робизон. Так я смешила врачей".

"Если я грустила, мне говорили: "Бабушка, не впади в депрессию". Однажды мне очень сильно не хватало воздуха. Одна медсестра говорила: "Давайте опять подключим её к аппарату". А я обиделась на эту женщину. Она мне говорила: "Чего ты дуешься на меня?" А я говорю: "За то, что ты меня к аппарату подключала". Я была спокойна. У меня не было плохих мыслей. Я не думала, что со мной произойдёт что-то плохое. Я даже врачей веселила. Я ими очень довольна. Они носились со мной. Кормили меня из ложечки. У меня не было силы в руках. У меня были длинные волосы, и они ухаживали за мной, сами завязывали. Когда я вышла из больницы, постриглась со злости", - вспоминает Лиана Чуткерашвили.

После возвращения из больницы ей понадобилось довольно много времени, чтобы восстановить силы. Она до сих пор не вернулась к обычному ритму жизни.

"После выхода из больницы, когда мне сказали, что у меня больше не было ковида, у меня всё ещё была нехватка воздуха. Мы купили кислородный аппарат, и три недели дома я была на кислороде. Также у меня осталась усталость. Хочу сходить к кардиологу. Врачи дали мне рекомендацию надувать шарики, ходить, лежать на животе. Нужно было наливать воду в бутылку, и я булькала трубочкой. Дыхательное упражнение. Всё это я должна делать до полного выздоровления. Сейчас я уже столько не делаю, потому что мне хорошо. Моя дочь стала членом центра ковидников в Тбилиси и оттуда тоже учила меня упражнениям", - говорит Лиана.

У неё в семье есть супруг, один сын, невестка и трое внуков. А также есть дочь, которая замужем и живёт в Гори, в поселении беженцев Цминда Цкали. Семья – беженцы из села Ачабети.

Дни борьбы с ковидом вспоминает и супруг Лианы – Робизон Хетагури.

"Сначала, когда её отвезли в больницу, врачи начали лечить воспаление лёгких, и не дали ей кислородный баллон, что ещё больше ослабило мою жену. После получения ответа на ковид-тест они изменили методы.

С того вечера мы уже находились в изоляции. Не выходили из дома. Здесь был и мой 87-летний отец. 12 дней мы были в изоляции. Еду соседи и родственники оставляли нам у двери. Потом мы оставляли у двери мусор, и они его выбрасывали. Они нам очень помогли. Думаю, что я тоже перенёс, но в лёгкой форме. У меня горели лопатки", - вспоминает 62-летний Робизон Хетагури. Он – лицо с ограниченными возможностями, а после вынужденного отъезда из Самачабло в 2008 году ему присвоили статус ветерана.

"Я был шофёром, у меня был автобус, я ездил на линии Кехви-Тбилиси. Моя жена работала в магазине в Цхинвали. После войны 2008 года людям моего возраста присвоили статус ветерана", - рассказывает он.

"8 августа 2008 года мы уехали. Сначала жили в Тбилиси, а потом нам дали квартиру здесь, в Хашури. Во время войны мой свёкор остался в деревне, и его задержали. 11 дней он провёл в цхинвальской тюрьме. Потом его вывел Красный Крест. Всех стариков, кто там остался, задержали. Я скучаю по тамошней земле, даже по камням", - так вспоминает Ачабети Лиана Чуткерашвили.

Уже 7 лет она работает уборщицей в бюро китайцев в селе Цхрамуха Хашурского района.

"После того как у меня подтвердился ковид, я не работаю. Когда всё это пройдёт, я опять вернусь на работу. Я верила в существование ковида и прошу всех поверить. Сами врачи меня спрашивали: "Бабушка, ты верила в ковид?" Я говорила: "Да, верю, вот и заразилась тоже". И если поступит хорошая вакцина, я обязательно сделаю", - говорит нам Лиана.

Нино Кипароидзе



62-летняя Нино Кипароидзе, которая живёт в Хашури, не верила в существование ковид-19. Она не соблюдала правила, не носила маску и не собиралась идти к врачу, если бы не настойчивое требование дочери. Однако Нино Кипароидзе убедилась в существовании вируса тогда, когда сама заразилась.

"У меня не было страха, я и не верила, не собиралась идти к врачу. Дочь меня заставила. Я не думала, что у меня будет воспаление, потому что у меня не было ни боли, ни температуры. Только рвота была, и я немного кашляла".

Нино Кипароидзе торгует на хашурском рынке. Она и в условиях пандемии продаёт детскую одежду.

"15 ноября началось. Меня знобило. На следующий день я и на работу вышла. Меня снова знобило. Началась рвота. Я сразу ослабла, потеряла силы. Я живу рядом с рынком, но еле дошла до дома. После того две недели не могла встать на ноги.

Я из дома контактировала с врачом. Когда я физически окрепла, пошла к врачу, и у меня оказалось двустороннее воспаление лёгких. По признакам врач мне сказал, мол, у тебя, наверное, это. Я пришла с опозданием, и тест, мол, делать смысла не имеет. Я делала антибиотики. После этого у меня и грибок появился. У других членов моей семьи не было ковида. Знаете, что я думаю? В прошлом году, до того как объявили о короне, у моего мужа, дочери и зятя были эти симптомы, которые есть у короны. Я делала им переливания. Я думаю, что они тогда перенесли, и поэтому сейчас не заразились. Врач предложила мне лечь в больницу, но я не хотела. Она сказала: "Тебе завтра и послезавтра станет хуже". Она мне всё время звонила. Курс лечения я прошла дома", - рассказывает Нино Кипароидзе.

23 декабря она вернулась к своей деятельности.

"Я работала весь новогодний период, но больше я не могу очень нагружаться. Я приходила в 12 часов и в 3 уходила. Я продаю детскую одежду. Вообще продажи очень сократились. Сегодня, например, я ничего не продала. Думаю, что будет с платежами. Я должна платить за то, когда я не работала? Когда буду работать, за это заплачу". Она говорит, что у неё не было сопутствующих заболеваний. Людям, у которых ковид, советует не бояться и меньше нервничать.

По данным на 21 января, общее число подтверждённых случаев, выявленных в Грузии после распространения пандемии ковид-19 по сей день, составляет 251 071. Всего число выздоровевших выросло до 238 101. Жертвами вируса после распространения пандемии до сегодняшнего дня стало 2 998 человек.

Print E-mail
FaceBook Twitter
Другие новости
Новости
В Гори до пандемии работало приблизительно более 80 семейных гостиниц, как в городе, так и в сёлах.
"В Ахалгори в настоящее время положение стабильное. У нас нет почти ни одного
"Это – ансамбль, который я хотел, чтобы был моим", - сказал он танцорам,
Поезд, идущий в столицу из расположенного возле оккупационной линии села Никози,
популярные новости
Кошкеби – село в Горийском муниципалитете, населенное этническими осетинами
"Я здесь родился и вырос, никуда не уезжал, однако у меня нет гражданства Грузии,
00:50 / 17.06.2020
Чанчаха
"Я и снов здесь не вижу … в снах я там, где родилась, и где сделала первые шаги, в Грузии.
01:00 / 21.06.2020
Ткемлована – село, переоформленное по конкордату
Господин Мурад вернулся во двор. Достал сигарету, прикурил и глубоко затянулся.
12:54 / 27.07.2020
Русские военные отметили в лесу т.н. границу красной краской
"Эти отметки мы обнаружили в лесном массиве, расположенном между оккупированным Лопани
00:50 / 25.06.2020